?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

16 августа



Предположим, что сегодня 16 августа, что довольно легко, поскольку сегодня именно 16 августа. Но предположим, что сегодня 16 августа 1936 года. За окном не сонная, убитая жарой Москва, а страна куда более привыкшая к жаре. За окном Гранада, Испания. И вовсе даже не понедельник, а воскресенье.
Единственное отличие от сонной жаркой Москвы- Гранада в руках националистов и Фаланги, в Испании уже как месяц идет Гражданская война. Мятеж, поднятый генералом Эмилио Мола, не увенчался быстрым успехом, как планировали военные. Вторая Испанская республика устояла. Правительство сменялось одно за одним, оружие раздали населению, но республика не пала. Пока.
16 августа 1936 было не ясно, кто победит. Много военных оказалось среди мятежников, были там и талантливые люди, были палачи и садисты, были обманутые надежды и вечные идеалисты, но такие же были и по другую сторону баррикад. Чья возьмет, пока не ясно.

Мы даже знаем место, где мы находимся. Это улице Ангуло, дом номер 1. Это центр города. Буквально за углом канцелярия гражданского губернатора. Эту должность в то время занимал Хосе Вальдес Гусман. По привычке будем его просто именовать Вальдесом, или майором Вальдесом.

Дом богатый. С толстыми стенами, которые защищают от жары,  тенистым патио, окруженным колоннами, с мраморной лестницей, ведущей на второй этаж, где расположены жилые комнаты; есть жилые комнаты и на третьем этаже, но попасть туда можно по другой лестнице. Второй этаж для семьи и гостей, третий- только для гостей и дальних родственников: одиноких вдов и незамужних женщин, которые доживают свой век в покое. "Третий  этаж  представлял собой как бы отдельную квартиру со своим входом и выходом. Туда  можно  было попасть  прямо  с  улицы"- описывает дом один из тех, кто в нем тогда жил.

Пора представить хозяев -семья Росалес. Их влияние значительно в Гранаде, особенно после того, как Гранада перешла под власть националистов. Семья большая. Пятеро братьев Росалес: Херардо, Луис, Хосе, Антонио и Мигель. Дольше всех проживет Луис, видимо чтобы рассказать о произошедшем. Он пытался заниматься литературой, и вполне успешно, в отличие от своего брата Херардо, который в конце концов стал судьей, хотя вначале писал стихи. И неплохие.
Была еще сестра- Эсперанса Росалес.
В доме жила их мать- также Эсперанса Росалес, и её сестра-Луиса, и хозяин дома- Мигель Росалес.
Самыми влиятельными и могущественными в то время были Мигель, Хосе и Антонио Росалесы. Хосе и Антонио были членами Фаланги еще до мятежа 17 июля  и принимали в нём участие, что вознесло их на  очень высокую ступень почтения. Молва причисляла Антонио даже к главарям "черного эскадрона"- организации, которая занималась безсудными убийствами неугодных.
Мигель же уверял, что принимал участие в подготовке мятежа и участвовал в нём, но в Фалангу он вступил уже после того, как Гранада отошла к националистам.
В те времена, Мигель и Хосе уже не жили в этом доме, у них были свои семьи, но каждый вечер они приходили посидеть с матерью.

16 августа утром дом был окружен. Улица отцеплена. Создавалось впечатление, что ищут банду партизан. Но все это было устроено ради ареста одного человека.
К дому подъехал автомобиль, из которого также вышли вооруженные люди. Возглавлял делегацию полноватый человек в форменных для членов Фаланги галифе, одетый в пиджак и бабочку. Он был главным среди этих людей, но явно дрейфил. В конце концов, членом Фаланги он все же не был, а Хосе и Антонио были там  очень уважаемыми людьми. Если его визит в этот дом по улице Ангуло не увенчается успехом, то дело могло бы принять скверный оборот. Для него самого.
Звали человека Рамон Руис Алонсо.
За свою жизнь он много чем занимался, но уважения даже среди националистов и членов Фаланги не сыскал. Экс-депутат местного парламента и профашистски настроенный активист, экс-"простой рабочий" или "дрессированный рабочий", как обозвал его Хосе Антонио Примо де Ривера, а по-простому говоря провокатор и недалекий фанварон.
Луис Росалес потом скажет, что в те времена приказов на арест не выдавались. Так что у Руиса Алонсо даже не было при себе какой-нибудь удовлетворительной бумаги. Просто вооруженный до зубов отряд, просто стрелки на крыше, которые подчинились бы взмаху руки... Но бумаги не было...
Устный приказ ему отдал подполковник Веласко, получив его, в свою очередь, от майора Вальдеса. Отдавал ли кто-то приказ на арест самому Вальдесу? Истории этого не известно.
Но если бы был такой приказ, отданный майору Вальдесу? Кто мог приказать могущественному губернатору? Только генерал Кейпо де Льяно из Севильи, которой Гранада подчинялась в те времена.
Но свет на эту загадку проливает Луис Росалес в конце 70х, когда свидетельствует со слов своего брата Хосе, что Вальдес приказа об аресте не получал. Он отдал устный приказ на основе доноса, который, в свою очередь, написал всё тот же Руис Алонсо. Таким образом, Руис Алонсо написал некий донос, отнес его губернатору, а тот приказал самому Руису разобраться.
И тем не менее, бумаги у Руиса не было. Он заявился в дом видных фалангистов Росалес с отрядом солдат и требованием выдать человека, на присутствие которого в этом доме ничего не указывало. Неудивительно, что мать и сестра Росалес отказались подчиниться, а Алонсо не посмел настоять. "Да кто он вообще такой?!" Начался торг- мать пыталась найти кого-нибудь из сыновей, но нашла лишь Мигеля, а тот противостоять Алонсо не мог.  Когда же остальные братья приехали домой и узнали о случившимся, они отправились в офис Вальдеса для объяснений. Но было уже поздно.

После долгих препирательств и даже угроз, Руис Алонсо смог забрать из дома семьи Росалес человека, который скрывался там уже некоторое время. Звали этого человека Федерико Гарсия Лорка.
16 августа 1936 года поэт был арестован по смешному доносу, в котором обвинялся в числе прочего в том, что он хранил якобы дома передатчик, по которому связывался чуть ли не с Кремлем...


Чудовищные по своей глупости обвинения были достаточным для ареста поэта. И для его казни.
Пабло Неруда, как и Буньюэль, и Унамуна, и Дали проживут этот день 16 августа 1936 года как обычно, лишь впоследствии узнав, что утром был арестован их друг, товарищ по группе "Поколение 27 года" -Федерико Гарсия Лорка. 
Один из лидеров фашистов заявил: "К поэтам нельзя относиться серьезно. Иначе их пришлось бы расстреливать". Лорка не считал себя политиком, и особо ей не интересовался, хотя, конечно, не мог оставаться совсем за бортом происходящего. Он выступал, писал статьи и довольно ясно высказывал свою гражданскую позицию. К счастью и к несчастью одновременно, эта позиция не совпадала с позицией националистов. Так что новая власть отнеслась к нему очень серьезно. В ночь с 18 на 19  августа 1936 года Федерико Гарсия Лорка был расстрелян.
Лишь 30 августа маленькая газета "Диарио де Альбасете" опубликовала сообщение в форме почти риторического вопроса: "Федерико Гарсиа Лорка убит?" Мадридская пресса подхватила уже 2 сентября: "Неужели   возможно,   что свершилось немыслимое: убит  величайший  испанский  поэт  наших  дней?". Из Мадрида новость перекочевала на страницы французских газет.
Наконец, лишь 10 сентября, то есть почти через месяц другая провинциальная газета под контролем Фаланги ответила на вопрос "Диарио де Альбасете" сообщением: "Имеются основания считать, что  среди  множества  трупов,  которые ежедневно и ежечасно подбирают на Мадридских улицах, найдено и тело Федерико Гарсиа Лорки. Разложение в марксистском стане так  велико,  что  они  начали уничтожать даже своих".
Герберт Уэллс, бывший тогда  президентом  "Пэн-клуба",  направил  в Гранаду телеграмму, что с "нетерпением ждет  новостей  о  судьбе  выдающегося  коллеги  Федерико Гарсиа Лорки и заранее благодарен за  любезный  ответ".  13 октября генерал  Эспиноса- военный губернатор Гранады ответил:  "Мне  неизвестно,  где  находится  дон Федерико Гарсиа Лорка".
Чем выше поднимался градус общественного недовольства за пределами Испании, тем более страстно отнекивались от совершенного убийства франкисты. 27 ноября 1937 года, спустя 14 месяцев после убийства, уже избранный каудильо генерал Франко дал интервью, где сказал вполне четко: "Так  что запомните раз и навсегда; мы не расстреливали никакого поэта".

Profile

Исключение
remsey
dr. Rem

Latest Month

October 2014
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Links

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars