?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Убийство Лорки впоследствие пытались каким-то образом оправдать. Ведь это только в России могли убивать поэтов и писателей, и музыкантов, да и простых людей без особых оправданий. Когда Ромен Ролан написал письмо Сталину в защиту Бухарина со словами "Разум типа Бухарина - это богатство для его страны... ", Сталин не ответил. Но за тех, за кого действительно следовало бы заступиться, европейские левые так и не заступились. Мандельштамом, Заболоцкий, да что они значат для диктатуры пролетариата?!?

В Европе убийство Лорки тревожило умы многие годы, и до сих пор тревожит. Есть даже версия, что он не был расстрелян, а упал, очнулся.. и потерял память. И доживал свои годы в Аргентине, не зная кто он. В духе сталинских "десять лет без права переписки"... Правда, как он попал в Аргентину не объяснялось. Видимо его вывезли из воющей Испании как Лукашина вывезли в Ленинград: в багаже.

Сразу же после крушения режима Франко, Лорку провозгласили  гением, его стихи стали публиковаться. Сороколетие его гибели совпавшее с крушением фашистского режима было отмечено митингами и т.п. Сразу начали всплывать свидетельства участников и свидетелей убийства , а скрупулезные исследователи собирали и систематизировали их. Но всё это случилось после смерти Франко, а пока он был жив, в западную прессу, в том числе и с подачи прессы испанской или с подачи "проплаченных друзей" (не только с Советским Союзом дружили за деньги) фашистского режима просачивались различные версии тех событий.


Одна из них, и это одна из последних, озвученная в фильме "Море замирает"- к убийству причастны родственники Лорки, которые то ли не поделили землю, то ли поддерживали режим националистов и которые были возмущены, считая творчество поэта "оскорбительным для исконно испанских ценностей". Но более всего их оскорблял тот факт, что Лорка был гомосексуалистом. Версия настолько неубедительная, что возможна только в художественном фильме. Видимо, родственники были очень дальними. Хотя указывалось, что  Эмилио Руис Баррачина- режиссер и сценарист фильма якобы опирался на новые специально к фильму найденные документы.

Вообще, гомосексуальность Лорки, о которой не очень принято говорить и не очень принято было писать, за исключением выдуманных скабрезный статеек  в бульварных газетенках, часто озвучивалась как причина его убийства. Сейчас эта тема перестает быть запретной, поскольку общество становится все терпимее... и образ Лорки тревожит "особенно озабоченных" именно в "голубом" контексте. Как, например, этот фильм о романе Дали и Лорки. Фильм исключительно художественное произведение, очень мало имеющее отношение к реальности, хотя, скорее всего Дали и Лорка действительно были любовниками ( об этом косвенно свидетельствуют письма Лорки к Дали, и некоторые высказывания самого Дали после, а также прямо на это указывает Буньюль, друживший и с тем, и с другим). Но тем не менее, в фильме более-менее все выдержано в приличном свете. Несколько десятилетий назад гомосексуальность Лорки вызывала куда более гневные и нетерпимые отклики, в особенности от носителей "исконно испанских ценностей", т.е. ценностей "католических".

Так, например, в середине 50х годов, когда одна кровавая война уже отгремела, а холодная еще толком не началась, широко обсуждалась версия, опубликованная в парижской "Фигаро". В частности, там было сказано, что причина убийства Лорки- в его гомосексуализме, но, мало того, погиб он от других "извращенцев". Якобы в Гранаде были соперничающие группировки гомосексуалистов и людей с другими сексуальными отклонениями (прости Господи, даже страшно подумать, что же делали эти люди "с другими отклонениями"!), и вот в результате одной вендетты пал Лорка. В лучших традициях провокаций спецслужб, франкисты тутже подхватила версию. То есть её перепечатали в испанских изданиях, но уже со ссылкой на "Фигаро" и с указанием, что это "результаты новейших исследований". Правда, версия не укоренилась в умах. Более того, вызвала отторжение. Один из авторов гимна Фаланги- Дионисио Ридруэхо отозвался на эти статьи: "это   просто   гнусность, оскорбляющая элементарные нормы чести, совести и сострадания  к  мертвым", а один из биографов Лорки Хосе Луис Вила-Сан-Хуан характеризовал версию как "стряпню,  которая  в  зависимости  от  личных наклонностей читающего может вызвать либо иронически-презрительную  усмешку, либо позыв к рвоте".

Также входу была версия, что Лорка пал жертвой внутренних провокаций. Якобы майор Вальдес- губернатор Гранады пытался скомпрометировать Фалангу, что, мол, они прятали врага. Националисты, синдикалисты, монархисты сражаются с красной чумой, а видные и уважаемые деятели Испанской Фаланги в это время укрывают связных Кремля!!! В ответ, прозвучало обвинение, что это Фаланга пыталась скомпрометировать военных, мол, сами выдали Лорку военным, зная, что по доносу  его расстреляют. Версий много. Факт остается один. Федерико Гарсия Лорка был расстрелян 18-19 августа у придорожной канавы и затем похоронен в братской могиле. Без суда и следствия, по нелепым и надуманным обвинениям.


Но всё это дело будущего. А на календаре 16 августа 1936 года. Неруда служит консулом Чили в Мадриде, и пишет ""Испанию в сердце"
"...Края, затопленные мукой,
молчание без края,
труд муравья, расщепленные скалы,
а вместо клевера или пшеницы
кровь
".
Неруда, как и Буньюэль, и Унамуна, и Дали проживут  16 августа 1936 года как обычно, лишь впоследствии узнав, что утром этого дня в дом братьев Росалесов- видных фалангистов заявились гражданские гвардейцы и арестовали их друга, товарища по группе "Поколению 27 года" -Федерико Гарсия Лорку. 
Лишь 30 августа маленькая газета "Диарио де Альбасете" опубликовала сообщение в форме почти риторического вопроса: "Федерико Гарсиа Лорка убит?" Мадридская пресса подхватила уже 2 сентября: "Неужели   возможно,   что свершилось немыслимое: убит  величайший  испанский  поэт  наших  дней?". Из Мадрида новость перекочала на страницы французских газет.
Наконец, лишь 10 сентября, то есть почти через месяц другая провинциальная газета под контролем Фаланги ответила на вопрос "Диарио де Альбасете" сообщением: "Имеются основания считать, что  среди  множества  трупов,  которые ежедневно и ежечасно подбирают на Мадридских улицах, найдено и тело Федерико Гарсиа Лорки. Разложение в марксистском стане так  велико,  что  они  начали уничтожать даже своих".
 27 ноября 1937 года, спустя 14 месяцев после убийства, уже избранный каудильо генерал Франко дал интервью, где сказал вполне четко: "Так  что запомните раз и навсегда; мы не расстреливали никакого поэта".
Когда в истории совершаются глупости, противоборствующие стороны усиленно пытаются обвинить в этих глупостях друг друга. До сих пор идет спор о том, кто же расстрелял польских офицеров под Катынью, хотя ответ очевиден... Наивные простофили продолжают попадаться на старые ловушки, расставленные дедушкой Сталиным. Так и с Лоркой. Казалось бы, сейчас, спустя почти 80 лет после его казни, очевидно, кто и почему расстрелял поэта. Но нет. Некоторые профашистские идеалисты верят генералу Франко: "Мы не расстреливали никакого поэта".


О том, кто отдал приказ об аресте Лорки.  Это имя известно- майор Вальдес. Он был командующим вооруженными отрядами в Гранаде и гражданским губернатором. Но, например, Ян Гибсон утверждает, что решение о расстреле Лорки было принято Вальдесом уже по согласованию с генералом Кейпо де Льяно, командующим армией Юга. Хосе Луис  Вила-Сан-Хуан также упоминает об этом, причем оба исследователя утверждают, что связь между Севильей и Гранадой поддерживалась по радио, а после 17 августа- по телефону. Но об этом позднее. 
Приказ на арест Лорки был отдан после 5 августа. Это совершеннейший факт, поскольку 4 или 5 августа в доме родителей Федерико националисты производили обыск. Искали они не Федерико, а другого человека- то ли управляющего, то ли брата управляющего, который находился в доме. Там была какая-то старая история со сведением личных счетов по отношению к нему со стороны забравших волю националистов. Но Федерико тоже досталось. По свидетельствам очевидцев его поколотили, обозвав при этом "педерастом". Но не арестовали, значит приказа не было.

5 же августа он переезжает в дом братьев Росалесов. По крайней мере об этом свидетельствовал Гибсону остававшийся в живых в тот момент Луис Росалес, друг Федерико (цит. по Гибсону): "...5 августа по телефону, звонил Федерико. Он сказал, что обеспокоен и чтобы я приехал к ним домой. Я отправился вместе с моим братом Херардо. ...мы приехали, и Федерико мне всё рассказал: к ним уже приходили дважды... являлись люди, которые ему угрожали, даже били, перерыли все бумаги, всячески его оскорбляли...В тот же день, он пришел ко мне домой, а пробыл у меня Федерико дней восемь"
... Арестовали Лорку- 16 августа. Газета, которая описывает арест того самого управляющего, за которым приходили националисты в дом Гарсия Лорки ... то это случилось 9 августа. Да и 8 дней от 16 августа- это 8 августа. Стало быть, Луис вполне может что-то путать, и Лорка переехал к нему не 5, а после 9 августа. То есть- 10 августа. Стало быть и приказ на арест был отдан после 10 августа.
Начиная с этой даты в дом родителей поэта врывались отряды националистов в поисках уже самого Федерико.

Братья Росалесы- (по старшинству) Херардо, Луис, Хосе, Антонио и самый старший- Мигель- придерживались правых взглядов, Мигель и Луис вступил в Фалангу сразу после восстания- 20 июля; Антонио  и Хосе были ветеранами, членами Фаланги до восстания, Антонио даже обвиняли в том, что он был членом "эскадрона смерти". Они были вне подозрений, так что в их доме Лорка был в безопасности. Как выяснилось впоследствие, когда говорить об этом стало можно... Росалесы несмотря на свое членство в Фаланге и пользуясь неприкосновенностью своего дома, укрывали многих людей "противных" идеалов. Некоторые жили у них несколько недель, другие перебегали к республиканцам после одной-двух ночей.

Но 16 августа дом Росалесов перестал быть "безопасным". За Лоркой пришли. Кто выдал его?
Его сестра. Она сама об этом рассказала позднее Гибсону. В очередной раз, когда в дом родителей Лорки пришли националисты, они собрались забрать отца -Федерико старшего. И тогда сестра- Конча Гарсия Лорка рассказала, где найти брата. Конча уже потеряла мужа, которого расстреляли 16 августа. Так что её желание защитить отца понятно, даже выдав брата. В конце концов, Федерико- всемирно известный поэт. Ну не расстреляют же его???
 После этого в дом Росалесов был направлен вооруженный отряд (более 20 человек), который и арестовал поэта.

Кто мог отдать приказ на арест Лорки? Да и почему вдруг необходимость в аресте Лорки возникла? До 5 -10 августа, обходились без него, а тут потребовалось его арестовать.

И тут нужно для начала разделить два приказа- приказ на арест и приказ на расстрел. Две большие разницы, как говорят в Одессе. Письменного приказа на арест не существовало вовсе! Луис Росалес свидетельствует, что в те времена письменные приказы не писались. Отдавался устный приказ, и этого было достаточно.

Экс-депутат местного парламента и профашистски настроенный активист, экс "простой рабочий" или "дрессированный рабочий", как обозвал его Хосе Антонио Примо де Ривера, а по-простому говоря провокатор и недалекий фанварон Руис Алонсо явился в дом к братьям Росалесам с вооруженным отрядом для того, чтобы задержать Лорку и препроводить его в офис гражданского губернатора- майора Вальдеса. Он получил этот приказ от подполковника Веласко, а тот, судя по всему от майора Вальдеса. Отдал ли кто-то приказ об аресте Лорки самому майору Вальдесу?
  Кто мог приказать ему? Только генерал Кейпо де Льяно из Севильи. Но до того ли было генералу, чтобы персонально заниматься арестом поэта? Думаю, что не до того. Тот же Луис Росалес в конце 70х свидетельствует со слов своего брата Хосе, что Вальдес приказа об аресте Лорки не получал. Он отдал устный приказ на основе доноса, который, в свою очередь, написал всё тот же Руис Алонсо. Таким образом круг Алонсо-Вальдес-Веласко-Алонсо замнулся. Вальдес получил донос от Руиса Алонсо и ему же поручил арест. Сам писал- сам разбирайся!

Более того, отсутствие письменного приказа вполне объясняет тот факт, что когда Алонсо заявился в дом братьев Росалесов с отрядом солдат и требованием выдать Федерико Гарсию Лорку, мать и сестра Росалес отказались подчиниться, а Алонсо не посмел настоять. Начался торг- мать пыталась найти кого-нибудь из сыновей, но нашла лишь Мигеля, а тот противостоять Алонсо не мог. В Фалангу он вступил лишь чуть больше месяца назад, и никакого веса там не имел. Когда же остальные братья приехали домой и узнали о случившимся, они могли только отправиться  в офис Вальдеса для объяснений.
Несколько слов о том, что было сказано в доносе Алонсо. Мигель и Хосе Росалес свидетельствовали потом, что Алонсо перечислил им свои обвинения в адрес Лорки: "русский связной", "своим пером он причинил больше вреда Испании, чем другие пистолетом"  и, наконец, обвинения в гомосексуализме.
Таким образом, можно сделать следующий вывод. 16 августа Лорка был арестован без письменного приказа  по надуманным и смешным обвинениям, которые не были как-то подтверждены, а лишь проистекали из доноса, человека с более чем сомнительной репутацией- Рамона Руиса Алонса.
"Без доноса нельзя было забрать человека"- будет свидетельствовать Гибсону потом Хосе Росалес. И продолжит, процитировав губернатора Вальдеса: "Если бы не этот донос, я бы позволил тебе его увести". Впрочем, Вальдес был не так прост. Донос-доносом, но когда арест состоялся, Вальдес запросил Кейпо де Льяно: а что, собственно, теперь делать с Лоркой? И вот тут начинается самое интересное.

Кто отдал приказ о расстреле? Мог ли майор Вальдес самолично принять такое решение, или он запросил решения Севильи. Или сам генерал Франко отдал этот злосчастный приказ?

Надо начать с того, что 16 августа  майор Вальдес уезжает из Гранады, вроде как по делам. Лорка доставляется в офис губернатора, но самого губернатора там нет. Он приехал лишь вечером, и имел беседу со старшими братьями Росалес. Слова Вальдеса сказанные именно тогда ("если бы не этот донос..."), процитирует через 40 лет Хосе Росалес.
Вальдес, отдавая приказ об аресте Лорки, не знал, что тот окажется "гостем" братьев Росалес, но теперь, когда это стало свершившимся фактом, он получил оружие против Фаланги и семьи Росалес вообще, и против Луиса Росалеса, в частности. Арест Лорки давал прекрасную возможность преследовать и Луиса (которого обвиняли в том числе и в том, что он состоит в любовной связи с Федерико). Так что версия о том, что военные пытались подставить Фалангу не так уж невероятна. Вальдес попытается воспользоваться этим случаем, но Росалесы окажутся могущественнее, и выплатив большой штраф за Луиса, Мигель Росалес-старший навсегда закроет вопрос его "нечистоплотности".

17 августа Хосе Росалес отправляется к генералу Эспиноса (военный губернатор), и получает у него приказ об освобождении Федерико. Но когда он приходит в офис Вальдеса, тот говорит, что Лорки там уже нет. Но тем не менее, он там был! Зачем Вальдес лжет?

Лорку не переводят в тюрьму. Вальдес по-прежнему не знает, что с ним делать. С одной стороны, на него наседают братья Росалесы с требованием выпустить Федерико, с другой стороны, есть донос Руиса Алонсо и длинный список претензий правых к самому Лорке, который политикой не занимается, но, как было сказано выше: "причинил своим пером больше вреда, чем другие пистолетом". Лорка- не бывший губернатор Гранады, которого можно по-тихому шлёпнуть у кладбищенской стены,- он известен во всём мире, его убийство слишком "грязно". Вальдес не может сам принять такого решения.
У Вальдеса один начальник- генерал Кейпо де Льяно в Севилье. А у генерала Кейпо до Льяно гостит генерал Франко. Так что всё оказалось очень близко в тот момент.
Вальдес связывается с Севильей вечером 16 августа,  но решения нет. Вот и приходится Вальдесу врать Росалесам, что Федерико уже выпущен, расстрелян, перевезен, что? Неважно, важно, что его нет в офисе губернатора. А где он? Ищите сами.

Вальдес ждёт. Потом через день следует приказ: "расстрелять!". Кто его отдал?

Исследователь и биограф Лорки Ян Гибсон считает, что Кейпо де Льяно. Хосе Луис Вила-Сан-Хуан считает, что, возможно, сам Франко. Лев Осповат прямо указывает на Франко, подтверждая свои слова цитатой из "позднего Франко"- фразой, которую престарелый каудильо сказал своему адьютанту и которую тот записал "для истории", а после падения режима- опубликовал.

Попробуем разобраться.
Итак, майор Вальдес мог бы свидетельствовать, кто отдал ему приказ о аресте. Лорки или это его личная инициатива. Но майор Вальдес погиб на войне, в 1939 году. Правда, есть свидетельство "с чужих слов" - некий Винсент Лопес Хименес слышал от своего друга- Хермана Фернандеса Рамоса историю, которую Вальдес рассказал ему, когда они вместе напивались в баре. И в этой истории Вальдес связывается с Кейпо, и тот отдает приказ: "Расстрелять!". История хотя и правдоподобная, но уж больно много "передастов".
Мог ли майор Вальдес согласовать арест и расстрел Лорки с командующим армией Юга - генералом Кейпо де Льяно? Мог, и скорее всего согласовал. Нельзя забывать, что именно генерал Кейпо де Льяно был инициатором составления "черных списков", куда входили все мало-мальски нелояльные националистам силы: социалисты, коммунисты, левые республиканцы, лояльные правительству Народного фронта военные, активисты общественных организаций. Более того, как свидетельствует Пол Престон, критерием для репрессии был, например, тот факт, что человек работал в легитимных службах республики. Ну, то есть чиновники любого ранга, от губернатора до последней секретарши и уборщицы подлежали репрессии. Что ему какой-то поэт? "расстрелять!"

Самый главный же вопрос, отдал ли приказ о Лорке- генерал Франко? Вот тут, как я уже писал выше, Гибсон, Вила-Сан-Хуан и Осповат сходятся во мнении: да или скорее да, чем нет. Но у меня возникает два вопроса.
*Во-первых, Лорка был не таким уж высокопоставленным республиканцем, чтобы его убийства мог требовать сам генерал Франко. Понятно, что поэт был гением. Но не слишком ли низко генералу Франко во время войны заниматься каким-то поэтом, тем более, что он - Франко- находился "в гостях", т.е. не на своей территории?  Хотя, например, Сталин сам лично не гнушался отдавать приказы о расстреле поэтов и писателей, вне зависимости от их политической позиции. Но Франко в 1936 году и Сталин в 1936 находятся на разных уровнях власти. Сталин- неограниченный диктатор, а Франко- один из генералов мятежников, пускай и один из лидеров мятежа. 
*Во-вторых, Кейпо не было нужды обращаться за советом или приказом к Франко. Он был полноправным хозяином провинции. Решение о расстреле человека- не стратегическое, и даже не тактическое, чтобы советоваться с коллегой-генералом.

Факты тем не менее таковы. Приказ о расстреле отдан 18 августа утром или даже днем, а, возможно, и 17 вечером. Генерал же Франко уезжает из Севильи 16 августа. В момент, когда  Вальдес возвращается в Гранаду, узнает об аресте Лорки и начинает переговоры  с Кейпо по радио, Франко уже уехал. А о планах об аресте Гарсия Лорки он мог и не знать.
Надо помнить о том, что Кейпо де Льяно не любил Франко. А Франко не любил Кейпо. Тот был своеволен: "Кейпо вмешивался... во все дела в этой провинции. Мне пришлось сказать ему, чтобы он в таком случае оставил свой пост в армии и занялся административным управлением, а то он, влезая во все, выглядит, как  севильский  вице-король. Кейпо ответил, что он предпочитает  оставаться  только  военным."
Надо помнить о том, что это своеволие доходило до того, что когда Франко лично просил за своего друга- генерала Кампинса, Кейпо отказался помиловать последнего. И еще один немаловажный момент, о котором упоминает Гибсон и пишет Осповат, но который, на мой взгляд, притянут за уши: Кейпо мог и должен был обратиться за советом или приказом к Франко. Но никто не пытается объяснить, а собственно, почему "севильскому вице-королю" просить разрешения или совета у равного себе генерала, который даже и не друг ему?
И если Кейпо принял решение без уведомления Франко, это понятно. А вот если он с ним советовался -это странно, поскольку, первое, как мы знаем, Кейпо не любил Франко, и вряд ли решился бы с ним советоваться, поскольку таким образом признал свою слабость; второе, в августе 1936 года Франко не был каудильо. Он был генералом, таким же, как и Кейпо. Они были равны по статусу.
Гибсон и Осповат делают вывод о том, что разговор между Кейпо и Франко на тему Гарсия Лорки мог быть на основании газетной статьи. В газете было сообщение,  о то, что прибыли итальянские военные корабли к генералам "Франко и Кейпо", и факт упоминания Франко перед старшим по возрасту Кейпо-  Лев Осповат считает достаточным для того, чтобы сделать вывод: Франко мог отдавать приказы Кейпо. Учитывая историю с Кампинсом это кажется сомнительным.
 
Короче говоря, на мой взгляд все было очень просто. Решение о расстреле Гарсия Лорки принимал генерал Кейпо де Льяно, возможно, напившись по своему обыкновению в хламину. Вальдес спросил, что мне с ним делать? Расстрелять!- ответил генерал. Именно так и следовало поступать с врагами. Ведь шла война. А поэт это или писатель, какая разница? Дело военных - вести войну, а на войне бывают жертвы. И иногда невинные.
Лорку расстреляли.

Знал ли генерал Франко о планах Кейпо, отдавал ли приказ о расстреле, советовался ли с ним Кейпо, фактом остаются лишь слова Франко, сказанные спустя двадцать лет своему помощнику, которая по мнению Осповата свидетельствуют о его моральной ответственности за произошедшее:
"Действительно,  это был великий поэт, и он был расстрелян в первые дни  нашего  движения,  когда Гранада находилась фактически в осаде и в очень  тяжелом  положении.  В  тот момент нужно было... предвидеть любые ответные действия  со  стороны  левых. Поэтому приходилось расстреливать самых видных среди них, а именно таким был Гарсиа Лорка... Судить об этом расстреле можно, лишь  вжившись  снова  в  те времена..."

А можно не задумываться о таких вещах. Нюрнбергский процесс создал вполне четкий прецедент. Когда речь идет о военных преступлениях, отмазка "Я выполнял приказ" не катит. Стало быть вслед за заключением Яна Гибсона, мы можем повторить:
"Как  бы  то  ни  было,  лежит  или  нет  на  Кейпо   де   Льяно ответственность за решение об убийстве Гарсиа Лорки,  главным  прямым виновником смерти поэта следует считать  Хосе  Вальдеса  Гусмана.  Очевидно, что, несмотря на донос или доносы на Лорку, Вальдес  мог  бы  сохранить  ему жизнь, если бы захотел. Но Вальдес был не из  тех  людей,  которые  способны помиловать кого-либо, а "красного" поэта - и подавно".
Короче, не важно, кто отдал приказ. Важно, кто его исполнил.

Такими они и войдут в историю. Генерал Франко, не знающий сострадания, будущий полновластный диктатор Испании; генерал Кейпо, принимавший стратегические решения в алкогольном дурмане; хитрый служака майор Вальдес, ответственный за такое множество смертей, что кладбище в Гранаде помнит его по сей день; поэт Федерико Гарсия Лорка, убитый лишь за то, что страстная душа поэта не могла молчать тогда, когда этого требовалось; Луис Росалес, ставший поэтом, но даже прожив еще 40 лет, получивший много премий и много признаний, все равно запомнившийся лишь тем, что дружил с Лоркой и из чьего дома поэта забрали на казнь.



В 1976 году, отмечая сорокалетие со дня смерти поэта в местечке, где он родился, Хуан Кобо скажет:
"Чтобы убить поэта, его надо убить дважды: сначала - физически,  затем - уничтожив память о нем. Убийцам Федерико последнее не  удалось,  память  о поэте жива. Иначе мы не собрались бы  на  это  первое  открытое  чествование Лорки здесь, на земле Испании..."

Вольно или невольно он использует почти те же слова, которые когда-то написал Евгений Евтушенко:

Когда убили Лорку,-
а ведь его убили!-
жандарм дразнил молодку,
красуясь на кобыле.

Когда убили Лорку,-
а ведь его убили!-
сограждане ни ложку,
ни миску не забыли.

Поубиваясь малость,
Кармен в наряде модном
с живыми обнималась -
ведь спать не ляжешь с мертвым.

Знакомая гадалка
слонялась по халупам.
Ей Лорку было жалко,
но не гадают трупам.

Жизнь оставалась жизнью -
и запивохи рожа,
и свиньи в желтой жиже,
и за корсажем роза.

Остались юность, старость,
и нищие, и лорды.
На свете все осталось -
лишь не осталось Лорки.

И только в пыльной лавке
стояли, словно роты,
не веря смерти Лорки
игрушки-донкихоты.

Пусть царят невежды
и лживые гадалки,
а ты живи надеждой,
игрушечный идальго!

Средь сувенирной швали
они, вздымая горько
смешные крошки-шпаги,
кричали: "Где ты, Лорка?

Тебя ни вяз, ни ива
не скинули со счетов.
Ведь ты бессмертен,- ибо
из нас, из донкихотов!"

И пели травы ломко,
и журавли трубили,
что не убили Лорку,
когда его убили.


Profile

Исключение
remsey
dr. Rem

Latest Month

October 2014
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Links

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars