?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В эти самые промозглые дни, отвратительные настолько, насколько они вообще бывают в нашем климатическом межсезонье, когда осень уже вроде закончилась, а зима еще так и не началась, вдали от столичной суеты, при попытке бегства от самой себя в поисках того, о чем не догадывалась, сто лет назад умерла русская литература.



 Через неделю после бегства из Ясной Поляны на станции Астапово скончался Лев Николаевич Толстой. Представить что значил этот человек для мировой литературы вообще и для российской литературы в частности, легко и сегодня. Пророчески получивший это имя при рождении- главный Лев российской литературы закрывал своей титанической фигурой век, открытый когда-то Пушкиным. Символично, что с Толстым уходил не только последний великий русский писатель, но и великая русская литература вообще. 
В 1895 году умер Лесков,  В 1904 году -молодой Чехов. И вот спустя шесть лет- на девятом десятке- Толстой.
Конечно, оставался еще Серебряный век, который будет растоптан безграмотными большевиками, будут еще великие русские писатели как Бунин (который, правда, почти половину своей жизни проведет в эмиграции), Набоков (который значительное число своих произведений, в том числе и лучшие, напишет на английском или французском языках), Бродский (которого выкинут из страны как ненужный мусор: "Отсутствие мое большой дыры в пейзаже //не сделало; пустяк: дыра, -- но небольшая.// Ее затянут мох или пучки лишая,// гармонии тонов и проч. не нарушая.// Теперь меня там нет". ), Куприн (который вернулся в Россию после 20 лет эмиграции только для того, чтоб умереть), будут затравленные Булгаков, Олеша, Пастернак и Платонов, расстрелян Бабель и т.п. Пардон, но Фадеева или Солженицына я не считаю не то, что великими, но даже выдающимися писателями, равно как не могу положительно относиться к Горькому и Шолохову, несмотря на мировое признание последнего в виде Нобелевской премии; а среди  писателей  конца XX века выдающихся не было вовсе.
Кстати, к Шолохову я изменил отношение в последнее время. В школе, я помню, восхищался "Тихим Доном". Чем там можно было восхищаться, ума не приложу???

Так уж сложилось: то, что принято называть великой русской литературой ушло вместе с великим для России XIX веком, а большевики же сделали саму возможность возрождения русской литературы  невозможной, порой физически уничтожая ее потенциал. Литература и поэзия не очень любят ходить строем под барабанный бой. Хотя поэзия пыталась как-то бочком пролезть в XXI век, но, видимо, безуспешно.

 XIX век- феноменален в плане литературы, которая неожиданно расцвела в азиатско-полицейском государстве. Здесь родилась из виршей Ломоносова, Державина и Боратынского литература, которая по своей силе и значению сразу же встала в один ряд со своими европейскими коллегами. Ни до XIX века, ни после -русская литература уже не будет великой, и в этом её феномен. Откуда взялись гении Пушкина, Гоголя, как на этой земле пророс Некрасов и Тургенев, откуда выстрадались гении Достоевского и Толстого- всё это у страны с сомнительным культурным и предельно скупым историческим прошлым?

 Английская литература вела свое происхождение с раннего Средневековья и времен ему предшествующих, французские поэты покоряли Европу уже в Возрождение, немецкие философы и богословы постоянно задавали вопросы и сами же давали ответы, не останавливая работу мысли даже под угрозой костров Инквизиции; русская же литература ничего кроме "Домостроя" и редких проблесков таланта Ломоносова и Державина до XIX века нам не оставила. Откуда вдруг появилась на холодном иссиня-черном небосклоне России звезда по имени Пушкин;  звезда, местом своего падения отметившая источник чистейшего таланта, последними каплями которого и был Лев Николаевич Толстой.
 
 Лично мне это совершенно непонятно. И тем не менее, факт остается фактом. Единственными друзьями России в XIX веке были по словам никчемного Александра III её флот и армия, но в историю они войдут как источники большого национального позора и многочисленных поражений. Славой же России стали те, кого в течение всего XIX века преследовали (правда эти преследования суть легкие недоразумения по сравнению с фашистским режимом советского государства), "зачищали" и зажимали- художники (в широком смысле этого слова) России.

 Смерть Толстого во время бегства из Ясной Поляны- графа-аристократа в поисках идеала в народе, крестьянстве - мне кажется символом всей русской литературы вообще, часто двигавшейся вперед не за художественностью, а за поучениями, за идеями, вечно мятежной, искавшей что-то в самой себе и в окружающих. Вторая половина XIX века- это литература идей, литература, которая популяризировала русскую философскую мысль.  Мысль, которая начиная с XIX века разрывалась между тем, что привнес в Россию Пётр I и традиционным представлением о российской жизни; представлением о жизни, которое несли люди к этой самой русской жизни отношение имевшие порой очень относительное.  Лучшей демонстрацией этого противоречия может служить судьба Киреевского, который всю жизнь разрывался между: "Я принадлежу ему [Западу] моим воспитанием, моими привычками жизни, моими вкусами, моим спорным складом ума, даже сердечными моими привязанностями" и тем, чем закончил в итоге: махровым славянофильством и изданием православной ереси -трудов Отцов церкви в Оптиной пустыни. При этом вечном раздоре между западниками и славянофилами, между теми, кто подобно Чаадаеву превозносил реформы Петра, и теми, кто их подобно Аксакову порицал и жила русская литература. Между тем в сути вопроса - и это вечная российская проблема- все переворачивалось с ног на голову. Западники, к примеру, вовсе не были сторонниками демократии и республики, при том, что славянофилы начиная с Хомякова отрицали авторитет государства и власти. Не удивительно, что  в результате непрерывной работы русской философской мысли на протяжении всего XIX века, подгоняемой российской литературой, где будто машинисты в топку Тургенев и Гоголь, Толстой и Достоевский, Белинский и Тютчев бросали новые поленья-идеи, в конечном счете все так запуталось, что левое социалистическое западничество через марксизм-коммунизм попытается вылепить новую Россию исходя из жуткого славянофильства со свойственным ему пустым и безосновательным мессианством.
Впрочем, в 1910 году до этого еще оставалось очень и очень долго, и вряд ли кто-то мог бы предсказать столь жалкий финал столь удачно начавшемуся веку.

 Сама же фигура Льва Толстого вполне не только может, но и символизирует  русскую литературу в ее состоянии на 1910 год: некогда в художественном плане великая, ушедшая в религиозность, запутавшаяся в маразме, семейных проблемах, филосовских мыслях, физически уже обессилившая, но привлекавшая многих восхищенных поклонников. Мысли, высказанные, кстати, Толстым, -стали фундаментальными не только в истории русской филосовской мысли, но и в истории мировой мысли. И говорить тут можно не только  и не столько о его известном "не противлении злу насилием", которое во многом повлияло на Мартина Лютера Кинга и Ганди и послужило началом большой полемики в среде российской интеллигенции. Ильин уже отбыв в эмиграцию продолжал переругиваться с (бели)Бердяевым и дискутировать с сами Толстым и т.п. Выглядит это сегодня забавно: люди потерявшие Родину, отказавшись от борьбы в лучших традициях Толстого, дискутировали с самим автором идей о том, что он не прав, не желая того доказывали обратное.

Так или иначе, сто лет назад Толстой умер. Об этом я не увидел упоминаний в программе телепередач, могли бы показать "Последнее воскресение" хотя бы по Культуре, но нет; человека, которой отрицал все, что он написал и что считается и поныне достоянием мировой художественной литературы (его слова: восхищаться Анной Карениной тоже самое, что хвалить Эдисона за то, что он хорошо танцует мазурку), после кровавого XX века забыли; его идеи, которые перевернули одну бывшую империю- Британскую- и внесли существенный вклад в развитие нынешней- Америка- не вспомнили и не отметили. Лишь новостные ленты отметились выступлением мудачествующих попов и сто лет спустя не простивших тот факт, что Толстой их послал; выступили о том, следует ли вернуть Толстого в лоно корпорации РПЦ или нет. К счастью, Толстой не свечной заводик и приватизировать его нельзя.
Тренд ли или нет, не знаю. За юбилеем Майи Плисецкой (без сомнений великолепной балерины) о вечном как-то забыли. Разве что Майя Кучерская отметилась небольшой статьей в "Ведомостях": "Вечные ценности: Никому не нужен, никому не нужны". Разве что немцы сняли фильм с английскими актерами о великом русском писателе. И в "Вестях- Тула" показали, как очередные чинушки возложили цветы к могиле. А в сущности- пустота. Духовная, нравственная и интеллектуальная.

Profile

Исключение
remsey
dr. Rem

Latest Month

October 2014
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Links

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars